Новости

2018г. Информация кандидата технических наук А.А. Цымбалова о создании проекта МРПР

Программа межремонтных плановых работ водозаборных скважин позволяет приносить пользу науке и производственникам… 

г.Москва, ноябрь 2018г.

Проект «Надежная водозаборная скважина» начал свою работу в Саратове (2010г.) во время проводимых мною исследований закольматированных скважин на территории области. Сложность закольматированных околоскважинных зон в Саратовской области сильно отличается от других регионов. Гребенников В.Т. - д.т.н., академик ASEIA(США) предупреждал меня о сложности геологических комплексах в Саратовской области (http://doktorsc.ru/index.php/feedback1/15-feedback-2) , но я не думал, что проблемы будут столь значительными.

Из всех регионов РФ Саратовская область очень уникальна по образованию кольматанта в околоскважинных зонах из-за того что в ее геологических комплексах можно найти подземные воды с максимальной концентрацией железа до 50мг/л, минерализацией до 50г/л и напорные пласты с сильной цементирующей силикатизацией геологической среды (неслучайно в г.Вольске Саратовской области расположен известный в мире цементный завод).

Отсутствие подготовки в вузах специалистов по восстановлению закольматированных скважин в СССР, а затем и в России позволило мне с 2008г. аккумулировать большое количество обращений физических и юридических лиц по своим закольматированным скважинам. Эти скважины были сильно технически запущенными не только от неправильной эксплуатации, но многие изначально были пробурены (2000-2005гг. буровые работы начали вести быстро и не качественно) с грубыми технико-технологическими ошибками, которые в период СССР не приняли бы к эксплуатации. Стоило больших усилий «вытянуть» их в режим нормальной эксплуатации. Отдельные скважины легко восстанавливались разработанными мною методами. Другие же удавалось регенерировать с большим трудом. После таких процедур системе «пласт-скважина» требовался период реабилитации уже со стороны владельцев. Иметь высокопродуктивную скважину собственники скважин желают, а вести самостоятельно какую-то техническую работу по предписанному мною алгоритму – нет. Поэтому через несколько лет после восстановления скважины обращаются с тем же самым вопросом вновь. Моя работа получается двигается по замкнутому кругу, т.е. надо постоянно исправлять ошибки людей.

Как человек науки,  любая моя деятельность  должна быть направлена на решение имеющийся технической проблемы с получением результата (промежуточного или окончательного). Мне удалось придумать, как заставить исключить, или снизить риск наступления кольматации околоскважинной зоны в скважинах и обеспечить население, предприятия постоянной производительностью водного источника (ведь кольматация резко уменьшает водообеспечение!!!). Так пришла мысль о ведении профилактики кольматации в околоскважинной зоне. Проект и назывался несколько иначе, чем сейчас, указывая техническим подтекстом на производство целевых работ, «Восстановление и профилактика водообильности скважин» .

Соглашались изначально не все заказчики на профилактику скважин, т.к. МРПР требовали финансовых затрат. Первыми в этих рядах были те пользователи, которые отдавали мне полностью неработающую скважину. Я ее реанимировал. Делал производительность выше, чем она была в период своего строительства. Это заказчика впечатляло и удивляло. Он заказывал профилактику на следующий год, т.к. не хотел ухудшать полученное мною техническое состояние скважины.

Со временем проект модернизировался. Было введено предварительное резервирование РВР. Это позволяло, зная работу предприятия по эксплуатации пласта с ухудшением закольматированности околоскважинной зоны, продумать применение новых технологических приемов и одновременно опробовать новинки своих инноваций технологии МРС-СИЦА, а также ВИГДОС-СИЦА, полученных мною в экспериментальной и теоретической области. Работа в таком ключе была мне интересна. Сложные технические объекты я старался держать на «пульсе», а менее сложные при инертности недропользователей «отпускать» от себя. Образовался какой-то технический клуб, позволяющий решать производственные задачи непосредственному заказчику услуг, а мне помогать им обеспечивать рабочий цикл через производительность скважины. С моей стороны, постоянно возникающие технические сложности в закольматированных околоскважинных зонах решались накопленным опытом моих инноваций.

Работа на заранее планируемом предприятии по Программе МРПР могла вестись не в режиме ограниченного времени, т.к. поступил новый заказчик и требует «немедленного» твоего участия в восстановлении скважин, а с запасом на непредвиденные моменты. Поэтому такую работу заказчики оценили и поняли свою экономическую выгоду. Многие факты и результаты работ на их скважинах становились научным материалов публикуемые в сборниках РАН и ведущих вузах РФ и СНГ.

Программа МРПР позволяла мне определенное время в году проводить научную работу и планировать ведение РВР закольматированных скважин в регионах, т.е. наука и практика безболезненно сочетались и давали хорошие результаты.

Конечно, были издержки в работе, и не на все запросы заказчиков можно было оперативно отреагировать. Порой некоторым заказчикам приходилось отказывать даже в обследовании скважин, т.к. график работ РВР был уже сформирован в начале прошлого года.

Цымбалов А.А.